x
channel 9

Автор: Юрий Моор-Мурадов Фото: 9 Канал

Победительный сленг израильской армии

ЦАХАЛ – по-настоящему народная армия, срочную службу проходят здесь граждане обоего пола. Многие слова и выражения, употребляемые в армии, проникают на "гражданку". Армейская радиостанция "Галей ЦАХАЛ" является общенародной и котируется наравне с государственной "Решет бет".

Главная особенность армейского жаргона – изобилие аббревиатур ("рашей тевот"), и это понятно: во время боя некогда произносить длинные слова и фразы, лучше говорить телеграфным языком.

Сама армия называется аббревиатурой – ЦАХАЛ ("Цва хагана ле-Исраэль" – Армия обороны Израиля). Самый главный человек в армии – начальник Генерального штаба. Понятно, что никто его так длинно называть не будет, поэтому и здесь используют аббревиатуру, которая давно уже стала отдельным словом РАМАТКАЛ ("рош мате клали"). Порой его называют "кодкод эльйон" ("главный командир"). "Кодкод", собственно говоря, это верхушка (обычно пирамиды), но еще и "начальник, командир" – как вершина иерархической лестницы. Понятно, что "кодкод" может быть и в полиции, и в "цивильной" фирме.

Израильтяне почти не говорят "ширатети бе-цава" ("Я служил в армии"), говорят "асити цава" ("Я сделал армию"). Так уж повелось. "Эйфо асита цава?" ("В каких частях служил?") – "Бе-цанханим"[/b] ("В десантных").

Ратная жизнь новобранца начинается со знакомства со словом БАКУМ ("бсис клита у-миюн" – "база приема и распределения"). Так называется призывной пункт, откуда молодых людей направляют в части. Уже на БАКУМе новобранец познает слово "манила" – так называется бланк, в котором перечислены части, куда он может быть направлен (немаловажно, что у него есть возможность выбора). Многие, прочтя этот список, впадают в уныние. Потому что не находят заветной боевой части. Многие молодые израильтяне с детства мечтают о службе в боевых частях – "кравИ" ("боевой"). Есть пословица "Крави зе ахи, ахи" ("Боевая часть – это самое то, братан"). Таких парней называют "муръаль" ("отравленный" – часть выражения "муръаль аль а-цава", то есть "отравлен" любовью к армии, помешан на армейской службе). Такая характеристика воспринимается позитивно и считается одним из положительных качеств, чем-то сродни любви к родине.

Важнейшее понятие в армии для солдата-срочника – ПАЗАМ (от "перек зман минимали" – "минимальный срок" (службы). Этим словом определяется, сколько ты уже отслужил (а если быть точнее, сколько тебе еще осталось). ПАЗАМНИК – это старослужащий, "дед". "ПАЗАМ лохец" – вот-вот дембель. А новичков официально называют "тирон", при этом курс молодого бойца – "тиронут", но салагу обычно называют "чонг" или ПАЗАМ-бамба. То есть служить ему еще и служить, как младенцу, который нарисован на пакетике с излюбленным детским лакомством "бамбой", расти еще и расти.

"Тироним" – так комментаторы в шутку называют 48 депутатов-новичков, только что избранных в Кнессет.

В последние месяцы службы утро в казарме, где спят ПАЗАМНИКИ, начинается с непременного ритуала: один из солдат спрашивает, сколько еще служить, и все хором отвечают: "Шишим йом ла-манайек!" ("60 дней – и на волю!"). Понятно, что на следующее утро прокричат: "Хамишим ве-тиша ямим ла-манайек!" – и так далее.

Вообще-то арабским словом "манайек" называют человека, ведущего себя неподобающе. Участника армейского патруля, который может на улице остановить солдата в форме и проверить, есть у него увольнительная на этот час или же он в самоволке, называют "манайек". Их не любят так же, как водители не любят инспектора, выписывающего штраф за неправильную парковку. Повторяя "Столько-то дней манайекам", солдаты как бы говорят: вот снимем форму и начнем беситься, никому честь не надо отдавать, на патруль плевать с высокой башни, и никто не сможет сделать нам замечание.

Про того, кто демобилизовался, говорят: "Яца ле-эзрахут" – "Вышел на "гражданку".

Иногда нас уверяют, что в израильской армии дедовщины нет. Это не совсем так, в любом сообществе всегда случаются отклонения. Разница – в масштабах. И в израильской армии то, что дозволено ПАЗАМНИКУ, "салаге" лучше не делать. Нередко "салаги" обслуживают ПАЗАМНИКОВ, отмечаются также случаи издевательств над новичками, когда им устраивают "темную", обливают холодной водой и проч. Такие выходки называются сленговым словом "зУбур".

В обществе идет оживленная дискуссия на эту тему. Некоторые говорят, что суровое обращение с новобранцами в армии – дело допустимое и даже необходимое. Можно их гонять, будить посреди ночи, подвергать испытаниям, потому что нужно ведь закалять бойцов, не в санаторий приехали – Родину защищать. Если при этом солдат легко поранится – ничего. Как в старину говорили родители, приводя сына-подростка учиться ремеслу: "Мясо ваше, кости наши – бить бей, только не калечь". Но при этом даже защитники "зубура" подчеркивают: нельзя унижать молодого солдата. Если такое случается, проводится расследование, и получают по шапке все виновные, в первую очередь офицеры, допустившие подобные отрицательные явления.

Слово "зубур" прижилось и на "гражданке". Как только одному из депутатов-новичков политические "деды" устроят головомойку, тут же газеты говорят о "зубуре".

Воинская часть порой располагается далеко от дома солдата, но иногда и близко. Тех, кому повезло, называют КАЛАБНИК – он служит "каров ла-байит".

Вы, наверное, наивно полагаете, что главное для солдата-срочника – служба в любимой армии. Отнюдь... Даже для "муръаля" главное – увольнительные. И с этим связано большое число жаргонных выражений. Это и понятно – солдат на службе тоскует по родителям, братьям, друзьям, любимой...

В Израиле солдат-срочников на выходные (пятница и суббота), как правило, отпускают домой. Страна маленькая, из любого ее конца в другой можно доехать максимум за полдня. Хаим Моше в своей знаменитой песне "Ха-тмунот ше-ба-альбом" ("Фотографии в альбоме") поет, обращаясь к сыну-солдату: "Кше-теце ле-од шабат". Это значит: "Когда ты выйдешь на субботнюю увольнительную".

Если отпустили не в пятницу, а чуть раньше, такой отпуск называется ХАМШУШ (аббревиатура слов "хамиши-шиши-ве-шабат" – с четверга по субботу). Иногда солдата – о счастье! – отпускают в увольнительную на несколько дней. Отпуск начинается в среду и заканчивается в субботу (явиться в часть нужно утром в воскресенье). Такой отпуск называется РАВУШ ("ревии – шабат", то есть со среды до субботы). "РегилА" – отпуск из армии на 6 дней, он полагается солдату-срочнику раз в каждые четыре месяца службы ("хуфша регила" – обычное увольнение).

Другое любимое слово срочников – "афтер" (от английского afterduty – "после выполнения задания"). Это короткая увольнительная на несколько часов в будний день после того как ты выполнил порученную тебе задачу.

Солдат не может просто выйти с территории базы – он должен предъявить на выходе документ, который называется "пас" – разрешение на увольнение, в котором указан час возвращения на базу. (Примечание редакции: использование "пасов" отменено в 2005 году, но слово продолжает жить в армейском фольклоре).

Перед демобилизацией в Израиле кадровые военные получают ХАФШАШ ("хуфшат шихрур") – "отпуск перед демобилизацией".

Самое страшное наказание, конечно, – отмена увольнительной. "Кибель йом" ("получил, схлопотал день") – то есть на день сняли увольнительную за то или иное нарушение. "Кибель шабат" – солдату отменили субботний отпуск. Но в субботу служат не только в наказание. Родину без защиты оставлять нельзя, поэтому часть солдат – по очереди – остаются на посту. "Аса шабат", "согер шабат" – на выходные остался в части.

Справка о болезни, которая дает право на дополнительный внеплановый отпуск в течение 24 часов, называется "гимель" (по названию третьей буквы ивритского алфавита). Сколько дней указано в этой справке, столько у солдата и "гимелим".

Естественно, из увольнения в часть нужно вернуться вовремя. "Дафак нохехут" – явился во время в часть ("дафак" – "ударил", "нохехут" – "присутствие"). А "дафак нифкадут" – не явился вовремя ("нифкадут" – "неявка"). За это и другие нарушения младшие офицеры подают рапорт на солдата. "Дафак тлуна" – написал рапорт о дисциплинарном нарушении. ("Тлуна" – "жалоба"). "Хеэла ото аль тофес" ("подал донесение о нарушении солдатом дисциплины").

Офицеры прилагают массу усилий, чтобы отличаться от гражданских лиц. По этой причине никогда не говорят "да" или "нет". Вместо них используют "хиюви" ("положительно") и "шлили" ("отрицательно"). Это, надо полагать, переняли у американской армии, где офицеры тоже щеголяют: positive, negative). "Сегодня самолеты вылетали на боевое задание?" – "Хиюви" ("Да"). "Были у наших частей потери?" – "Шлили" ("Нет").

Правда, испытание "черное-белое не говорить" наши воины не выдержали бы – цвета в ЦАХАЛе играют большую роль. Например, "рехев лаван" ("белый автомобиль") означает прикрепленный за офицером автомобиль. "А-еруким" ("зеленые") – это сухопутные (по цвету формы), "кхулим" (синие) – полиция.

У танкистов пилотки и ботинки черного цвета, и выражение "шахор аль шахор" ("черное на черном") означает "танкист в полной парадной форме".

"Адом аль адом" – воздушные десантники при полной выкладке (они в красных пилотках и красных ботинках).

"Ала аль мадим" – надел форму, "ала аль эзрахи" – переоделся в гражданское. Глагол "ала" ("поднялся") в данном случае означает "надел".

"Мадей алеф" ("мундир алеф") – это парадная форма военнослужащего. "Мадей бет" – повседневная,рабочая форма. "Мадей" – сопряженная форма слова "мадим".

О том, почему высших офицеров называют "фалафелим", какое отношение к офицерам имеют "аронот" ("гробы"), для чего армии "кабаны", какое отношение нацисты имеют к обуви израильских солдат и о многом другом – в следующей главе.

Военный ансамбль бригады "Нахаль" еще в далеком 1985 году исполнял песню армейского сленга Коби Лурье:

Оригинал публикации – ИсраГЕО.
Материал также публиковался в газете "Новости недели"

authorАвтор: Юрий Моор-Мурадов

Писатель, журналист.




Комментарии для сайта Cackle