x
channel 9
Фото: 9 Канал

Глеб Грозовский: Меня обвиняют при стопроцентном алиби

Священник Глеб Грозовский, которого российские правоохранительные органы преследуют за педофилию, приводит доказательства своей невиновности. Помимо того, что сексуальное нападение на ребенка, в котором его обвиняют, произошло, по версии следствия, в период, когда Грозовский с семьей находился за границей, результатов экспертизы и других доказательных материалов адвокат обвиняемого не получает. После того, как Генеральная прокуратура РФ обратилась к Израилю с официальным запросом о выдаче Глеба Грозовского, в СМИ появилась информация о том, что Грозовский подал документы на получение израильского гражданства. В эксклюзивном интервью 9tv.co.il священник впервые рассказал о подробностях обвинений, "беспрецедентном", с его слов, давлении на семью и возможных причинах преследования. Интервью проводилось при участии адвоката Глеба Грозовского.

Елена Пепел: Как вы можете прокомментировать сегодняшние сообщения о том, что вы обратились за получением израильского гражданства?

Глеб Грозовский: Я действительно имею право воспользоваться Законом о Возвращении государства Израиль, поскольку мой дедушка — еврей. Впрочем, в разной степени, как и у всех живущих на планете Земля, просто кто-то ближний родственник Адаму, кто-то дальний. В 1937 году репрессировали моего деда Иосифа, сегодня незаконно преследуют меня. Разница в том, что его посадили и расстреляли, а меня нет. Мне и в голову не пришло бы просить статуса, но раз у нас в стране тысячи невинно сидящих в местах лишения свободы людей, то быть одним из невинно осужденных, оставить семью без отца — не имею морального права! Мало того, по Закону о Возвращении я не должен быть христианином, а я им был, являюсь и умру православным! Только сейчас мы смогли развернуть активную защиту моего имени, чести и достоинства. Теперь мы готовы предоставить вам доказательства невиновности и преследования меня и моей семьи в России.

Елена Пепел: О каких доказательствах идет речь?

Глеб Грозовский: О доказательствах фабрикации уголовного дела. Сторона защиты имеет некоторые материалы по участникам фабрикации дела против меня, но пока не считает нужным их обнародовать.

Елена Пепел: Когда именно было возбуждено уголовное дело против вас?

Глеб Грозовский: По имеющейся у меня информации, уголовное дело было возбуждено 27 сентября, но следователи, узнав о том, что 27-го я улетел в Израиль, переписали на 20 сентября. Сейчас этого уже не доказать... Впоследствии дело было "подкреплено" еще одним эпизодом. Не удивлюсь, если на всякий случай готово еще несколько "заявлений пострадавших", чтобы дождаться моего возвращения и предъявить новые "эпизоды". По версии следствия, в период с 25 по 30 июня 2011 г. в детском лагере на острове Коневец было совершено сексуальное насилие в отношение П.Е. (9 лет), — в то время как с 26 июня по 7 июля 2011 года я не был в России. Я был с женой и четырьмя детьми в Турции, что подтверждено отметками пограничного контроля в паспорте, авиабилетами и бронированием гостиниц.

Глеб Грозовский: Таким образом, следствие не проверило обстоятельства, обвинив меня в преступлении при 100% алиби, и организовало незаконное преследование, чем нарушило мои конституционные права. Я был объявлен в международный розыск, несмотря на то, что следствие знало, что у меня есть уважительная причина неявки — следователю было предоставлено письмо с датами моей служебной командировки. Командировку аннулировали только 19 ноября. То есть после незаконного вынесения постановления о заочном аресте и незаконном вынесении постановления о международном розыске. Если надо, могу привести ссылки на статьи закона.

Елена Пепел: Значит, вы лично показания следователю пока не давали?

Глеб Грозовский: Нет. Я и звонил, и просил приехать, мои защитники заявляли ходатайства, письма, но нас игнорируют и не предоставляют возможности законно защищаться. Мои российский и израильский адвокаты могут это подтвердить документально.

Елена Пепел: При каких обстоятельствах был вынесен ордер на ваш арест?

Глеб Грозовский: Постановление об объявлении в международный розыск и постановление об избрании меры пресечения 30 октября 2013 года было вынесено Приморским районным судом. Следствие решило меня арестовать и арестовало заочно, получив какое-то формальное письмо от футбольного клуба "Зенит", что моё местонахождение якобы неизвестно, при том, что в изъятых следствием бумагах из епархиального управления черным по белому были написаны даты и место моего пребывания.

Елена Пепел: А почему "Зенит"?

Глеб Грозовский: Потому что я, начиная с 8 лет, играл за этот клуб вплоть до 19 лет. Затем окончил тренерский факультет Университета им. П.Ф. Лесгафта и стал тренером, проходил практику в СДЮСШор "Зенит", где сам ранее тренировался. Затем я окончил Духовную Семинарию и, став священником, вернулся в "Зенит", но уже в качестве не футболиста, а духовного наставника команды. И еще вел ТВ-передачи на центральном питерском телеканале. Все это, да и многое другое, могло вызывать зависть у моих недоброжелателей.

Елена Пепел: Откуда могут взяться недоброжелатели у священника? Кто эти люди?

Глеб Грозовский: "Почему именно Грозовский летит в США, ты что, один работаешь с молодежью?" Подобные претензии мне приходилось выслушивать не раз в течение моего служения. Не хочу это вспоминать, так как вынужден был ради сохранения мира уйти от своего непосредственного руководителя и написать митрополиту прошение о переводе меня в другой район для организации православного прихода и строительства храма. Думал, там будет тихо и спокойно. Я продолжил активную социальную деятельность и не послушал жену, которая мудро говорила мне: мол, не надо быть таким активным, служи спокойно, зачем тебе телевидение, радио, молодежь, спортивный, молодежный отдел, книги, диски, миссионерские поездки, наркоманы и прочее, ведь будут проблемы.

Елена Пепел: То есть недоброжелатели среди своих? В церкви тоже есть карьерные интриги?

Глеб Грозовский: В церкви тоже люди, а люди иногда ошибаются, ибо слушают не только свое сердце, но и помыслы ума своего. Помните, как у Клайва Льюиса в "Письмах баламута"? "Бог благ, люди слушают не свое сердце, а мысли баламута".

Елена Пепел: Вы находились в Израиле, когда следствие получило в футбольном клубе "Зенит" бумагу, формально позволившую объявить вас в международный розыск. Я правильно поняла?

Глеб Грозовский: Не совсем так. Следствие располагало фактом моей командировки от епархии, но не обратило на это внимания и, видимо, надавило на решение аннулировать мою заранее запланированную командировку, дабы объявить меня в международный розыск.

Елена Пепел: Вы в Израиле работали?

Глеб Грозовский: Да, но это не работа в полном смысле слова. Это не за деньги, а за идею. Мне жаль этих парней и девчат, которые в наркоте погибают. При мне уходили из жизни молодые люди. Для меня неважно, какой у них цвет кожи, национальность или к какой конфессии они принадлежат. Мое служение — помогать людям.

Елена Пепел: И где вы работали?

Глеб Грозовский: В Ашдоде, в центре для наркозависимых. Следователь позвонил мне на мобильный телефон в районе 15–16 часов 14 октября. Он со мной мило побеседовал и идентифицировал каким-то образом меня по телефону как свидетеля по делу. На тот момент я проходил как свидетель. В ноябре я должен был вернуться, билеты брали еще летом. Но до меня дошла информация, что проплатили деньги, чтобы меня посадить. Они делают так: вызывают как свидетеля, а в кабинете тут же выносят обвинение и сажают в СИЗО. И таких людей в России тысячи сидят и ждут приговора суда. Я был просто осведомлен, что что-то происходит. Там заказ, я же объясняю: меня несколько человек предупредили. Вернешься — сразу посадят, а потом только будут разбираться.

Елена Пепел: И вы решили не возвращаться и попытаться что-то доказать отсюда?

Глеб Грозовский: Да. Что я и делаю.

Елена Пепел: А зачем кому-то вас "заказывать"?

Глеб Грозовский: Вот и у меня вопрос: кому я нужен? Ну, перспективный, креативный или еще какой там, как говорили раньше в СМИ, напророчив мне хорошую карьеру. Ну кому какое дело? Ведь надо радоваться, что человеку Бог таланты дал, и он их раскрывает, отдаваясь полностью на служение ближнему. Где радость? Хочется ответить словами Ф.М. Достоевского: "Пройдите мимо и простите нам наше счастье". Но не прошли мимо, — может, и потому, что я в их представлении сказочно богат и не делюсь? Многие до сих пор не понимают, откуда у меня дом, машина, поездки, адвокаты и прочее? Напомню слова премудрого Соломона: "Слава — как тень: кто за ней гонится, от того она бежит, а кто бежит от нее, того она догоняет". То же по отношению к деньгам. Я не ищу их, а бескорыстно помогаю людям, и Бог дает мне все необходимое. Выходит, что причиной всему, что произошло со мной — элементарная человеческая зависть.
Также причинами давления на меня в России стало создание детских оздоровительных православных лагерей, миссионерская деятельность, гражданская позиция, связанная с противодействием наркотической зависимости, и создание альтернативных центров по борьбе с наркоманией. Это напрямую связано с перераспределением государственных и частных средств между ними и существующим в Ленинградской области единственным реабилитационным центром, имеющим, по разным оценкам, монополию на реабилитацию наркозависимых в регионе. Ко мне поступали намеки от властных людей о нежелательности создания альтернативных центров реабилитации, и я получал угрозы, в том числе связанные с возбуждением уголовного дела против меня. Но я, по благословению правящего на то время митрополита Владимира, продолжал сотрудничество с организацией "Центр Здоровой Молодежи", отделение которого я был намерен создать и духовно окормлять в Гатчинском и Приозерском районах Ленинградской области. Тем не менее мою деятельность среди христиан восприняли как сотрудничество с представителями неохаризматической секты "Царство Бога". И всячески пытались донести до патриарха мысль о том, что миссионерство в среде протестантов недопустимо. С каких это пор нельзя протестантам открывать красоту и глубину православия?

Елена Пепел: В интервью Александру Дашкову вы говорили, что, возможно, обвинения связаны с тем, что вы выступали против ЛГБТ-сообщества, против ювенальной юстиции и так далее. Сейчас речь идет о реабилитации наркозависимых и распределении средств на это. Вам стали известны более конкретные причины преследования за эти месяцы?

Глеб Грозовский: У меня есть инсайдерская информация, естественно, я не могу ее вам предоставить по понятным причинам.

Елена Пепел: Ваши близкие сейчас с вами?

Глеб Грозовский: Сейчас — нет. Духовно — да, но физически не со мной. Когда в октябре 2013 года я уехал в командировку в Израиль, я не думал, что жертвами преследования станут и члены моей семьи. В нашей священнической семье 9 братьев и сестер. Во время обыска в ноябре 2013 года в квартире моих родителей изъяли компьютер, в котором была сохранена копия паспорта Ники Грозовской, моей сестры. И тут же в ноябре 2013 года злоумышленники проводят незаконные регистрационные действия по копии её паспорта, чтобы возбудить уголовное дело против моей сестры по ст. 322 УК РФ — незаконная организация миграции. Причем подпись моей сестры сфальсифицирована так, что злоумышленники должны были видеть, как она расписалась в паспорте. Иными словами, только правоохранительные органы могли передать злоумышленникам копию паспорта Ники. К нам домой начинают приходить полицейские и начинают склонять к деятельному раскаянию, принуждая раскаяться в том, что мы никогда не совершали. У нас есть видеозапись.

Елена Пепел: И в чем ее обвиняют?

Глеб Грозовский: По версии полиции, мы зарегистрировали 14 мигрантов из Молдавии. Мы предприняли меры и получили заключение эксперта-криминалиста, согласно которому моя сестра не могла подписать документы о регистрации этих лиц, так как подпись выполнена не ею.

Глеб Грозовский: Что же касается меня, то мы ведем собственное расследование, и нам удалось получить аудиозаписи, свидетельствующие об участии конкретных людей в том, чтобы меня убрать как неудобного. Один из них в прошлом служил в МВД. Кроме того, на следующей неделе будет готов документальный фильм-расследование с изложением фактов и обстоятельств заказного характера дела, связанного с моей борьбой с наркотрафиком, высоким уровнем наркозависимых в Ленинградской области, а также привлечением СМИ к проблемам молодежи в России. Этот фильм останется только перевести на иврит и предоставить на суд израильским зрителям. То же самое будет транслироваться в России и, возможно, в США. В настоящий момент моей жизни в России угрожают, а потому я принял решение пока оставаться в Израиле.





Комментарии для сайта Cackle