x
channel 9
Фото: 9 Канал

"Следующий после Шустера" – интервью с Евгением Киселевым

Дмитрий Дубов: Продолжим украинскую тему. Опять же, на войне как на войне, даже если это войны информационные. Те же российские СМИ ситуацию вокруг скандала с Шустером уже окрестили "укроанархией" и предрекают: Шустер - это только начало. Украинская власть устраняет неугодных журналистов! Не физически, конечно, а пока что - просто отнимая эфир. Так ли это, мы выяснили у человека, которого в Москве называют "следующим на очереди после Шустера", - телеведущего Евгения Киселева. Евгений Алексеевич, добрый вечер!

Евгений Киселев: Добрый вечер!

Дмитрий Дубов: Вся эта история с программой Савика Шустера, согласитесь, сложная, и, в общем, неприятная. Вы к этому как относитесь? И, на ваш взгляд, кто стоит за этим? Олигарх Коломойский или президент Порошенко?

Евгений Киселев: Я не знаю, какие отношения у господина Коломойского, у владельца телеканала, с президентом, на сегодняшний день. Я имею в виду президента Порошенко. Я не знаю, каково на сегодняшний день отношение президента Порошенко к Шустеру и каковы их личные взаимоотношения, какова система взаимных обязательств, или ее нет. Я категорический противник того, чтобы какие-либо журналистские программы снимались в пожарном порядке с эфира, закрывались за две минуты до начала, это все, конечно, абсолютно неправильно.

Дмитрий Дубов: А что касается санкционных списков, это – правильно? В перечень неугодных попали не только российские, но и несколько западных, и израильских журналистов. Оказались они там из-за того, что якобы вели подрывную деятельность, находясь на территории ДНР и ЛНР. Вам не кажется это охотой на ведьм, ведь это же элементарная норма журналистики – освещая конфликт, приводить и противоположную точку зрения. Как это может подрывать безопасность страны?

Евгений Киселев: Вы знаете, мне так не кажется. В нынешней сложной ситуации нужно все-таки подходить к каждому отдельному случаю отдельно. Дифференцировано. Я, например, абсолютно согласен с тем, что в этом списке человек, которого я лично называю "даже не моим однофамильцем", Дмитрий Киселев, потому что он не журналист. Он – голимый пропагандист. И он должен гнить в этом списке. Далее – я готов был бы, наверное, разбирать весь этот список по порядку, и думаю, что уже, как говорится, какие-то исправления в него внесены. Когда есть конфликт, когда в нем есть две стороны, когда ожесточение и взаимная неприязнь зашкаливают, в таких ситуациях, как правило, есть журналисты, которые работают на одной стороне, и журналисты, которые работают на другой стороне. И эти люди, условно говоря, должны там работать с пониманием того, что в Украине, в Киеве им делать нечего, потому что, условно говоря, могут попасть под горячую руку. И наоборот. Вот так я себе это представляю. Во всяком случае, я помню, как когда-то, давным-давно, когда я еще работал на старом, настоящем НТВ, мы примерно так же и делали. У нас журналисты, которые освещали чеченскую войну со стороны чеченских боевиков, после этого не ехали брать интервью у федералов. Потому что федералы могли посмотреть эти интервью боевиков, которые делали наши конкретные журналисты, и потом просто вывести их и пустить в расход. Образно говоря.

Дмитрий Дубов: Давайте не образно, а конкретно, раз уж вы провели параллель с Россией нулевых, то есть ли сходство в подходах к вопросу СМИ сегодня в Киеве и в Москве. И еще – Янукович и Порошенко. При Януковиче, говорят, было плохо, цензура, а сейчас нет ли опасности усиления контроля государства над СМИ, что не имеет ничего общего с демократией?

Евгений Киселев: При всем моем уважении к людям, которые любят сейчас использовать выражения типа "диктаторский режим Януковича", "диктатура Януковича", ну, диктатуры здесь не было, диктаторского режима здесь никакого не было. Был насквозь коррумпированный режим, и вот дальше вот этой коррумпированности и полной безответственности за судьбу страны этот вот режим дальше никуда не шел. Вот. Это я к тому говорю, что разные страны. Очень трудно их сравнивать. Но, с другой стороны, есть нечто общее. Обе страны постсоветские, а любая постсоветская страна отличается тем, что ну не укоренились здесь еще европейские, скажем так, демократические, западного образца нормы взаимоотношений между властью и средствами массовой информации.

Дмитрий Дубов: Ну а в таком, как вы описали, подвешенном состоянии Украина способна вести информационную войну с Россией?

Евгений Киселев: Ну, может быть, и хотела бы Украина вести информационную войну против Российской Федерации, но эта война дальше бы украинских границ не шла. А вот российские СМИ, они добивают до территории Украины, и, кстати, они заведены в спутники, многие кабельные операторы, несмотря на запреты, продолжают распространять российские каналы, ведущие антиукраинскую пропаганду. Вот Россия против Украины, безусловно, ведет информационную войну. И не только против Украины, против всего Запада. Между прочим, против Израиля в том числе. Ну вот подождите, вот сейчас Россия зайдет обеими ногами глубоко, или там обоими сапогами зайдет в Сирии глубоко, и посмотрим, как изменится баланс сил на Ближнем Востоке. Сейчас, как говорится, отольются кошке мышкины слезки.

Дмитрий Дубов: Спасибо, Евгений Алексеевич, за это интервью, будем готовы. Ну а вам – хороших эфиров.

Евгений Киселев: Спасибо вам.

ВИДЕО





Комментарии для сайта Cackle