x
channel 9
Автор: Юрий Легков Фото: 9 Канал

Легко о финансовой стабильности

Давно хотелось написать о работе Центрального банка Израиля, но, честно говоря, избегал. Большинство из нас имеют достаточно смутное представление о работе этого учреждения, и тема может показаться неинтересной. Но если постараться написать об этом легко, то может быть и получится что-то содержательно-познавательное.

На сайте Банка можно выяснить что целями его работы является поддержание стабильности цен, поддержка экономических программ правительства — в особенности тех, которые призваны поддержать экономический рост, уровень занятости и сокращение социального разрыва. Естественно, если это не наносит ущерб стабильности цен. И, наконец, Банк должен заботиться о стабильности финансовой системы страны. Написано красиво и не совсем понятно, поэтому обо всем по порядку. Со стабильностью цен все просто. Правительство в свое время, в середине 90-х, постановило, что инфляция в Израиле должна оставаться в границах от 1% до 3% в год. Сделано это было по следам гиперинфляции 80-х и по рекомендации профессора Якова Френкеля, который вернулся в Израиль из США, чтобы занять пост управляющего Банком. К концу 90-х инфляцию удалось обуздать, и целых 7 лет она оставалась в установленных границах. После первого финансового кризиса все пошло наперекосяк, сначала инфляция в Израиле выпрыгнула за установленные 3%, а потом постепенно начала снижаться, чтобы в последние годы просто исчезнуть. Как и во всех западных экономиках, которые стоят на пороге дефляции. На этом фоне забота Банка Израиля о стабильности цен выглядит достаточно забавно, тем более, что прошлый управляющий Банком, профессор Стэнли Фишер, пытался решать абсолютно другие задачи. В принципе абсолютно нерешаемые, но выбора у него особо и не было. Фишер пытался одновременно помочь экспортерам, который громко возмущались падением курса доллара по отношению к шекелю (для экспорта это плохо, потому что за каждый вырученный от продаж за границей доллар производитель получает меньше шекелей, а расходы у него в местной валюте), и заменить правительство в решении жилищной проблемы. Почему нерешаемые? Что касается американской валюты, то доллар падал по отношению к шекелю не потому, что шекель был такой сильной валютой, а потому что он падал по отношению ко всем остальным валютам. Но экспортеров это мало волновало и на Фишера давили. Оружие у последнего было одно — учетная ставка, и он ее постепенно снижал, пытаясь сделать шекель менее привлекательным. Что делало жилищную проблему еще более нерешаемой, потому что снижение учетной ставки превращало все солидные инвестиции, кроме рынка жилья, в неатрактивные. На фоне постоянного роста спроса Банк начал вводить ограничения на выдачу ипотеки, что в конце концов ударило по всем покупателям, но спрос не уменьшило. В результате патроны у Фишера закончились, учетная ставка опустилась почти на нулевой уровень, после чего, как ни странно, низкий доллар перестал мешать экспортерам. По крайне мере заголовки исчезли. Оставив нам бурлящий рынок жилья и горы скупленных долларов, но стабильную финансовую систему, которая прекрасно перенесла финансовые кризисы, Фишер покинул нас, и место управляющего заняла его заместитель Карнит Флуг. Ее восхождение на Олимп было несколько курьезным, потому что и премьер-министр Нетаниягу и министр финансов Лапид в упор не видели ее на этой должности. Но как-то так получилось, что по тем или иным причинам остальные претенденты сошли с трассы, и кресло управляющего просто упало в ее руки как перезревшее яблоко.

Почему я вообще вспомнил об этой теме? На днях в Вашингтоне завершилось совместное заседание управляющих Международного Валютного Фонда и Всемирного банка, в котором приняла участи и делегация из Израиля во главе с Карнит Флуг. Которая, к слову, совсем недавно – третий раз подряд — вошла в восьмерку лучших управляющих Центробанками (из 75 стран) по версии издания Global Finance. Опять же к слову, на почетном пьедестале место с ней разделили управляющие из России, Великобритании, Ливана, Парагвая, Перу, Филиппин и Тайваня. Главный редактор журнала заявил, что перед управляющими стоят нелегкие задачи и разумная монетарная политика, проводимая банками, может уравновесить отрицательное влияние политических и экономических катаклизмов. И вот тут я потерялся. Учетная ставка в Израиле находится на уровне 0,1% уже 19 месяцев подряд и абсолютно непонятно, когда она изменится в ту или иную сторону. В Банке Израиля не имеют ни малейшего понятия, судя по их публикациям, что будет с экономикой — мировой и местной — и предпочитают просто следить за ФРС в США. Где так же не имеют ни малейшего понятия и меняют мнение относительно будущего учетной ставки два раза в неделю. Обсуждаемые темы на заседании Международного Валютного Фонда и Всемирного банка ясно указывают на то, что все говорили ни о чем. Мировая экономика вышла на тот этап, когда ее поведение спрогнозировать невозможно, и центральные банки автоматически продолжают скупать финансовые активы, пополняя рынки наличностью. Что по-прежнему автоматически не помогает, но никто не знает, что делать дальше.

Но вернемся в Израиль. Как я уже упоминал, стабильность цен уже стала историей и не требует заботы. Нынешний экономический рост базируется исключительно на потреблении, которое усиленно подпитывают банки, с легкостью раздавая ссуды.

Интересно, что Банку Израиля это абсолютно не мешает, хотя в Вашингтоне была высказана озабоченность тем, что кредитный портфель в мире вырос более чем в два раза со времени последнего финансового кризиса. Есть еще низкая безработица, что, впрочем, происходит не только в Израиле и при всем полете фантазии я не вижу, как именно Банк Израиля приложил к этому руку.

Что еще? Ах да, стабильность финансовой системы, крепкие и надежные банки, которые, под надзором Банка Израиля, прекрасно пережили кризис, которые раздали огромные кредиты местным магнатам, чтобы потом согласиться на частичный возврат, которые дают ссуды под огромный процент, принимая вклады под нулевой, которые не стесняются в комиссионных, которые не любят давать ссуды малому бизнесу, но готовы свободно давать деньги потребителям, чтобы те тратили их, вклад которых в развитие экономики является более чем сомнительным, и которые считают преступлением требование продать принадлежащие им компании кредитных карт, что должно усилить конкуренцию на рынке кредитов.

Нам нужна такая стабильность?

Автор: Юрий Легков

Экономический обозреватель, сотрудник финансового журнала НЭП (nepmag.co.il)




Комментарии для сайта Cackle