x
channel 9
Автор: Сергей Восковский Фото:Проект Викимедиа

Вот вам и результат

За отсутствием достоверной информации о ходе коалиционных переговоров Израиль кормится слухами и некомпетентными комментариями. Каждый день приносит все новые самые последние и самые верные сведения о том, что делается в верхах. Не беда, что они не подтверждаются. Главное – давать понять, что ньюсмейкеры держат руку на пульсе. Представление, как известно, должно продолжаться.

Между тем за всем этим, кажется, осталось забытым главное. Ведь дело не в том, что А и Б договорятся о порядке ротации на посту премьера. И не в том, что будет или не будет функционировать по субботам общественный транспорт. И даже, страшно сказать, дойдут ли до суда расследования, ведущиеся в отношении действующего премьера.

Речь идет не о судьбах единиц или десятков, да пусть даже и сотен политиков и их так называемых приближенных. Речь идет о существовании еврейского государства. Не меньше.

Среди граждан страны бытует весьма шаткое, но тем не менее достаточно популярное мнение, согласно которому у многих, занимающихся политикой, имеется запасной аэродром. В том смысле, что, в случае чего, они свободно выедут за границы государства, которым руководят или делают вид, что руководят, или стремятся попасть в категории людей, подпадающих под первые два определения. Не думаю, что это мнение верно, хотя кто его знает, может быть, и есть где-то кто-то. На подобные мысли могут наводить доверчивых потребителей новостей сообщения о том, что один искал убежища в Южной Африке, а другой в Австралии, но, во-первых, это были не политики, а во-вторых, таких случаев – считанные единицы.

Таким образом, надо признать, что жизнь и благополучие абсолютного большинства граждан целиком и полностью связаны с существованием Израиля. И еще следует признать, что пусть и не большинство, но все же значительная их часть своим электоральным, прости господи, поведением не дает основания считать, что они это понимают.

Отсюда непризнание еврейского государства членами радикальных религиозных сообществ. Отсюда же и ожидание счастливого леволиберального грядущего, в котором агнцы, а также угнетенные народы возлягут, как давно уже анонсировалось в разных книгах, но не рядом с волками и белыми угнетателями, а в условиях полного их отсутствия.

Но кроме ультраультраортодоксов и тех, кому мусульманский люмпен ближе еврейского торговца, есть еще и те, кто видит целью государство с границами Земли Израильской, описанной пророком Иезекиилем, где, как известно, действуют многие из тех заповедей, что не применяются вне ее. И жить оно будет по Торе. И есть еще два миллиона израильских арабов, все более склоняющихся к образу мыслей и действий арабов “палестинских”, а уж те, будьте покойны, знают, что делать.

И я уж не говорю об увлеченных одной, но пламенной страстью, суть которой описывается словом “легалайз”.

Мечтать, как говорится, не вредно. Вредно строить на подобных мечтах политические партии. Вредно потому, что в результате каждый состав израильского кнессета и почти каждый израильский кабинет состоит из представителей описанных групп в самых разных сочетаниях. Равнодействующей сил этих представителей является то, что называют израильской политикой. Как внутренней, так и внешней.

Внутри – неестественно медленное умирание социализма с его монополиями, пожизненным наймом, протекционистскими запретами под лозунгом защиты фермеров, душением конкуренции. Провозглашение важности связи еврейских общин всего мира с Израилем и в то же время непризнание израильскими корпоративно-сословными религиозными общинами реформистских и консервативных течений и, как следствие, ухудшение отношений с американским еврейством. Необъяснимые, вернее, не объясняемые, метания от поддержки поселенческого движения до его, движения, игнорирования.

Вовне – бесконечные оглядки на мнение, высказываемое левой Европой по поводу прав человека в Израиле, что выливается в благодушном отношении израильского культурного и научного истеблишмента к “мирным протестам” жителей Газы и “законному сопротивлению сионистской оккупации”, то есть к террористическим актам в Иудее и Самарии.

Поглядев на такую политику, можно, конечно, махнуть рукой и понадеяться на “еврейское счастье”, то самое, которое вело по жизни героев Шолом-Алейхема, неунывающих бедняков, так или иначе умудряющихся не потерять себя в не очень благоприятном для них мире. Но можно ли на это надеяться после Второй мировой войны? И правы ли те, кто видит Израиль обычным государством, страной, как все? Не требует ли такой подход забыть миллионы погибших в Катастрофе?

В последние десятилетия стало как бы неловко поднимать эти вопросы. Но не мешало бы выработать позицию, пригодную для демонстрации всему миру. Позицию, исключающую использование в контактах просительной интонации. Объясняющей тем, кого это касается, что Израиль, как и было сказано в первом же документе, связанном с его будущей судьбой, является национальным очагом для еврейского народа. И подчеркивающей, что эта формулировка стала еще более актуальной после Катастрофы.

Это было сказано о внешней стороне дела. Что касается внутренней, здесь необходимо отказаться от позиции так называемого статус-кво, консервирующей кажущийся консенсус. Необходимо выработать долгосрочную стратегию внутреннего развития государства. Надо показать всем желающим претендовать на участие в управлении государством, к чему приведет продолжение удовлетворения их возрастающих требований.

Возможно ли это?

Давайте сделаем так: фигурально, то есть, как подсказывает толковый словарь, иносказательно говоря, положим руку на сердце. На самом же деле опустим руки на клавиатуру и станем писать не то, что обычно принято, рассуждая о политиках и политике, а то, к чему располагает диспозиция “положа руку на сердце”.

С тех пор как на Западе начала формироваться политическая система представительной демократии, прошло много времени. Канули в небытие времена, когда правом голоса обладали далеко не все. Существовали разнообразные цензы, а женщины вообще были лишены права голоса. Электорат был более или менее однородным. Политический класс еще не сформировался, лифты между массой избирателей и избираемыми представителями функционировали удовлетворительно.

Нелепо было бы требовать, чтобы такое положение дел сохранялось многие десятилетия. Оно и не сохранялось. Сейчас мы имеем сформировавшийся правящий класс. Часть его членов рекрутируется “по праву рождения”. Другая – из руководящих группировок в различных сферах деятельности. Это – данность. Сложилась своеобразная корпорация “слуг народа” с более гибкими, что ли, понятиями о том, что есть власть и для чего она предназначена. Со всеми вытекающими отсюда обстоятельствами. Можно ли после этого удивляться, что для многих политиков главное – избраться.

Ни на кого не указывая, ничего не обобщая, все же можно сказать, что это не очень хорошо. И именно это, похоже, объясняет определенный застой в развитии Запада, который наблюдается в последние десятилетия, когда слишком многие правительства и президенты совсем не запоминаются, потому что след, оставленный ими в жизни, ничтожен.

Ну, а если уж мы стремимся стать страной, как все, то вот вам и результат.

Источник: "КСТАТИ"

Автор: Сергей Восковский

автор русской еженедельной газеты в США "Кстати"
comments powered by HyperComments