x
channel 9

Прокуратура затребовала психиатрическую медкарту О. К. по делу Задорова

В связи с просьбой о пересмотре дела об убийстве Таир Рады, поданной адвокатом осужденного по этому делу Романа Задорова, прокуратура предпринимает собственные шаги.

К просьбе адвоката Ярома Халеви об апелляции приложены четыре документа из истории болезни О. К., учившейся в той же школе, что и Таир Рада.

Как публиковалось ранее, мужчина с инициалами А. Х. рассказывал следователям, что О. К., с которой у него был роман, признавалась ему, что это она убила Таир Раду и даже поделилась деталями – например, рассказала, что потом перелезла через перегородку в соседнюю кабинку туалета.

Кроме А. Х., О. К. рассказывала то же самое еще одной пациентке психиатрической больницы. В больницу ее поместили после того, как она рассказала врачу-психиатру, что собирается убить соседа и уже заготовила с этой целью нож и перчатки.

По рассказу А. Х., в тот день, когда была убита Таир Рада, О. К. была в его футболке. Впоследствии оказалось, что волос, обнаруженный на месте преступления, с довольно высокой вероятностью может принадлежать А. Х.. Это делает вероятной версию о том, что убийца – О. К.

Яром Халеви приложил к просьбе об апелляции записку психиатра, работавшего с О. К., ордер на ее принудительную госпитализацию и два отчета о ее состоянии за разные годы.

Поскольку сама О. К. отказалась предоставить прокуратуре доступ к своей истории болезни, государственное обвинение запросило у суда ордер на имя психиатрической больницы "Мизра" о передаче истории болезни О. К. в прокуратуру.

На данный момент это делается не для того, чтобы обвинить О. К. в убийстве, а для того, чтобы прокуратура смогла подготовить ответ для суда по просьбе Задорова о новой апелляции в свете открывшихся обстоятельств. Под обстоятельствами подразумевается прежде всего экспертиза волоса, увеличивающая вероятность того, что в дела замешана О. К.

Есть и другие обстоятельства - например, недавно выяснилось, что капля крови Таир Рады была найдена на держателе туалетной бумаге в соседней кабинке, однако все эти годы оба держателя хранились как найденные в одной кабинке - в той, что убили Таир Раду. Считалось, что Задоров, убив девочку, перелез через стену наружу, заперев кабинку - он сам показал это на следственном эксперименте. Однако, судя по этой капле крови, убийца перелез в другую кабинку и оттуда вышел наружу. А именно такой сценарий описывала О. К. в разговоре с А. Х.

Как отмечают юристы, судьи вынесли приговор Задорову фактически только на основании его признания в камере "подсадной утке" – русскоязычному уголовнику под кодовым именем Артур. Поэтому еще одно признание в убийстве, сделанное О. К., тоже содержащее детали и подкрепленное "волосяной экспертизой", вполне может стать той последней каплей для оправдания Задорова, которой не хватило Верховному суду в 2015 году.

Вместе с тем, пока неизвестно, утвердит ли Верховный суд просьбу о подаче новой апелляции и ее рассмотрении по существу. Учитывая высокий общественный резонанс и многочисленные нестыковки в этом деле, судьям следовало бы это сделать. Многие в Израиле надеются если не на мгновенное оправдание Задорова, то, по крайней мере, на серьезный судебный процесс, в котором сомнительные моменты будут либо проясняться, либо толковаться в пользу подсудимого, как этого требует закон.

Процесс Задорова стал одной из вех на пути растущего недоверия общества к полиции, судам и прокуратуре. Поведение прокуратуры, пытавшейся дискредитировать даже государственных экспертов, показания которых не соответствовали версии обвинения, явные пробелы в полицейском следствии, попытки замести "неудобные" версии под ковер – все это во многом подорвало веру в надлежащую работу правоохранительных органов.

Из прошлой апелляции известно, что следователи и подсадной агент полиции лгали Задорову – например, показывали ему якобы результаты экспертизы, по которой кровь Таир Рады найдена на его рабочих инструментах. Его убеждали, что он убил Таир Раду и не помнит об этом, поскольку его память "вытеснила плохие воспоминания". Следователи пытались опорочить перед ним его адвоката, говоря, что тот его "топит" своими советами и т. д.

"Признание", сделанное Задоровым в камере в разговоре с Артуром – действительно сильная улика. Однако следует помнить, что Задорова арестовали лишь через несколько дней после убийства, о деталях которого уже знал и судачил весь город. Практически все действия полиции и найденные улики быстро становились известны горожанам, а особенно тем, кто был связан со школой "Нофей-Голан", как Задоров. Поэтому изложенные им в "признании" основные детали ничего не говорят о его особой осведомленности.

Само же "признание" могло быть сделано из самых разных побуждений, поскольку Задоров был явно не в себе после "обработки" следователей, фактически внушивших ему, что убил именно он, включая поддельные результаты экспертизы, и разговоров в камере, где Артур также убеждал его признаться и всячески вызывал на разговор.

comments powered by HyperComments