x
channel 9
Кадр сюжета телеканала

Охана строит прокуроров: здесь решаю я

Израильские чиновники фактически в открытую взбунтовались против базовых демократических процедур, пытаясь настоять на назначении и. о. генпрокурора, угодного юридической системе.

Юрисконсульт правительства Авихай Мандельблит, в свое время сам сильно пострадавший от прокурорского произвола, а теперь переметнувшийся на сторону прокуратуры, настаивает на назначении на этот пост Шломо Лембергера, нынешнего замгенпрокурора по уголовному производству. Его прочит себе в преемники и сам генпрокурор Шай Ницан, срок пребывания которого на этом посту истек вчера.

При этом Мандельблит, не имеющий формального влияния на назначение и. о. генпрокурора, пытается повернуть ситуацию так, что в "нынешних условиях" министр юстиции обязан утвердить именно его рекомендацию.

Мандельблит сначала попытался вообще отменить назначение нового генпрокурора, сославшись на то, что "временное правительство" не может выбирать чиновника такого ранга на будущие шесть лет, "навязывая" его следующим нормально избранным правительствам.

Охана в принципе согласился с этим доводом, но решил применить статью "23 алеф" закона о государственной службе, которая гласит: "Если освободилась должность или ее обладатель больше не в состоянии применять свои полномочия и выполнять свои обязанности, министр, в подчинении у которого находится данное ведомство, может назначить другого государственного служащего на эту должность временно исполняющим обязанности на срок не более трех месяцев, проконсультировавшись с начальником Управления по найму госслужащих".

Поскольку в законе даже не упоминается юрисконсульт правительства, Мандельблит своей позицией вырыл сам себе яму - он остался в стороне от этого назначения. Однако главный юрист страны не остался в долгу и, узнав о планах Оханы, сразу же написал собственное экспертное заключение, говорящее об "особом статусе генерального прокурора как главного борца с преступностью, который должен быть независимым от ветвей власти, чью незапятнанность он охраняет".

"Чувствительность в вопросе назначения генерального прокурора приобретает в эти дни усиленное значение в свете того, что он будет заведовать всеми процедурами по уголовным делам против премьер-министра, а также других обвиняемых из управляющей страной верхушки. Это обостряет необходимость независимой и профессиональной процедуры выбора исполняющего обязанности генерального прокурора", - пишет Мандельблит в своем заключении. При этом он прямо называет кандидатуру Шломо Лембергера и ничтоже сумняшеся обосновывает это тем, что "позиция Лембергера по делам Нетаниягу совпадает с позицией уходящего генпрокурора и юрисконсульта правительства".

В заключение Мандельблит объявляет, что его рекомендация в данном вопросе практически обязательна для министра. "При нынешних обстоятельствах и с учетом постановлений Верховного суда по похожим вопросам вес позиции юрисконсульта правительства будет большим и значительным и отклонить его рекомендацию можно только при наличии серьезных существенных обстоятельств".

Поскольку на пост врио генпрокурора рассматривалось пять кандидатов, все как один с обширным опытом и солидными должностями, остальные претенденты тоже почувствовали себя ущемленными позицией юрисконсульта правительства и выразили протесты в прессе.

Так или иначе, на Охану это грозное заключение не произвело особого впечатления. Он выбрал отнюдь не Лембергера, а Орли Бен-Ари – Гинзберг, приняв это решение "по итогам ряда встреч и консультаций".

Это вызвало эффект разорвавшейся бомбы в юридической системе – Орли Бен-Ари занимает должность заместительницы окружного прокурора центрального округа и считается недостаточно высокопоставленной, чтобы сходу "перепрыгнуть" через всю иерархию – окружного прокурора и заместителя генпрокурора.

Депутат Кнессета от партии "Авода" Ревитель Свейд, ревностная лоббистка прокуратуры в Кнессете, сравнила сегодня это решение с "назначением подполковника начальником Генштаба". Эта аналогия не слишком верна, поскольку подполковника от генерал-лейтенанта ("рав-алуф"), в чине которого находится начгенштаба, отделяют три звания, а отнюдь не две "заместительских" должности.

Кроме того, как утверждают сторонники Орли Бен-Ари, она претендовала на пост окружного прокурора, но ее "прокатывали" из-за несоответствия прокурорского "золотого стандарта" – отсутствия ультралевых взглядов и ашкеназского происхождения (Орли Бен-Ари родилась в семье выходцев из Ирака).

Как утверждают в прокуратуре, Охана выбрал "самую обиженную", чтобы внести раскол и раздор в прокурорскую верхушку. Противники "прокурорской хунты", как называют верхушку Минюста многие комментаторы в интернете, отмечают, что у самого Шая Ницана, когда его назначили на пост генпрокурора, стажа и опыта в прокуратуре было меньше, чем у Орли Бен-Ари, которая отработала там почти 30 лет.

После решения Оханы, о котором тот сообщил сегодня утром, в дело вмешался начальник Управления по делам госслужащих профессор Даниэль Гершкович – тот самый, с которым Охана обязан проконсультироваться при таком назначении согласно закону.

Гершкович тоже решил взять на себя отсутствующие у него полномочия – он потребовал, чтобы Охана и Мандельблит "пришли к согласию относительно кандидатуры врио генпрокурора". Кроме того, в письме на имя министра юстиции Гершкович пишет, что министр обязан проконсультироваться и с ним самим.

На это Охана ответил язвительным письмом, констатировав, что в законе нет ни слова об обязанности консультаций с юрисконсультом правительства при назначении врио генпрокурора, а с самим Гершковичем он уже консультировался не менее двух раз лично и еще два раза по телефону, о чем тот, видимо, запамятовал.

После этого оба чиновника предприняли новую атаку на Охану. Гершкович заявил, что хотя Орли Бен-Ари формально соответствует критериям назначения на данную должность (собственно, это все, что от него требовалось в данном вопросе), но в данном случае следует назначить на обсуждаемый пост "самого высокопоставленного сотрудника прокуратуры в соответствии с рекомендацией юрисконсульта правительства".

Мандельблит также направил министру юстиции резкое письмо. Он утверждает, что "данное назначение выходит за рамки приемлемости". Как явствует из письма Мандельблита, он вообще против "назначения, сделанного политической инстанцией", поскольку врио генпрокурора "придется заниматься делами Нетаниягу".

Это означает, что Мандельблит фактически пытается узурпировать полномочия политиков, аргументируя это уголовными делами против премьера, носящими крайне сомнительный характер и откровенно "сшитыми под премьера" той же прокуратурой.

В последние часы появились сведения о том, что в прокуратуре на Орли Бен-Ари оказывают сильное давление с тем, чтобы она взяла самоотвод, обещая взамен пост окружного прокурора.

Меж тем, пресс-служба Минюста уже разослала журналистам приглашение на церемонию вступления в должность врио генпрокурора, которое состоится через считанные часы – в среду в 11 утра в Иерусалиме.

Судя по всему, "обойденные" прокурорские чины и Мандельблит не останутся в долгу и при помощи левых общественных организаций попытаются сместить Орли Бен-Ари путем иска в Высший суд справедливости, прибегнув к аргументации Мандельблита, базирующейся не на законе, а на неких надзаконных соображениях.

Поскольку подобные соображения верховным судьям очень близки (они и сами часто для обоснования своих решений прибегают именно к ним, если не находят законных оснований для проталкивания собственных представлений о справедливости и государственном устройстве), БАГАЦ вполне может удовлетворить этот иск из-за "чрезвычайных обстоятельств", откровенно нарушив существующее законодательство.

Это будет означать серьезную победу чиновников над политиками – фактически они получают право, ссылаясь на "исключительную ситуацию", которую сами же и создали, откровенно действовать вопреки закону и базовым демократическим процедурам.

Однако многое будет зависеть от состава суда – в последние годы, во многом стараниями Аелет Шакед, там оказались более вменяемые и консервативные судьи, чем прежде.

comments powered by HyperComments