x
channel 9
Загружается видео-плейер...

История дела ЮКОСа

ЮКОСа давно нет – компанию пустили с молотка, а затем и закрыли в 2007 году, но дело его живет. В буквальном смысле. Репортаж Леонида Канфера.
Гаагскому арбитражному суду предстоит этим летом принять решение, которое во многом способно повлиять не только на европейскую, но и мировую политику. На кону не просто 100 миллиардов долларов – рекордная сумма в судопроизводстве, – но и престиж, имидж России.

По иронии судьбы, именно она в этом году председательствует на G-8. Представить себе, чтобы российские государственные активы арестовывали по всему миру, словно речь идет о банальном воре в законе, кажется немыслимым. И это при постоянно раздувании щек Кремля с претензиями на мировое лидерство.

Такое уже было, правда не при Путине – при Ельцине, в девяностые. Никому не известная швейцарская компания "Нога" предъявила иск России за недопоставку нефти в обмен на ширпотреб. Сумма ущерба – двадцать три миллиона долларов. По меркам крупного бизнеса, тем более в масштабах развитых стран – смехотворная сумма. Но крови подпортил этот иск немало. Только во Франции были заморожены счета Банка России и еще 70 российских госкорпораций. А парусник "Седов" и вовсе был арестован в порту французского Бреста, и просто чудом удалось его вернуть обратно.

Большего позора Россия в новейшей истории еще не знала. Страшно даже представить, что сделают европейцы сейчас, когда речь идет о десятках миллиардов долларов.

Акционеры ЮКОСа уже обращались в мировой третейский суд в Гааге, и он уже выносил решение в их пользу, признав, что они имеют право для подачи иска в Европейский суд по правам человека, что и было сделано.

Страсбург в 2009 году принял соломоново решение – и вашим, и нашим: мол, ЮКОС действительно не доплачивал налоги, но при этом компании не дали времени и возможности подготовиться к судам, лишили права собственности. Кремль читал первую часть доклада, юкосовцы – вторую.

Основных владельцев компании было всего семеро. Львиная доля принадлежала Ходорковскому – почти 60 процентов, восемь процентов – Невзлину, по семь на каждого – Платону Лебедеву, Владимиру Дубову, Василию Шахновскому и Михаилу Брудно и еще четыре с половиной процента – Алексею Голубовичу.

Именно от этих людей теперь зависит, будет отозван иск к России или нет. В конечном итоге – престиж страны, которая уничтожила их бизнес.

Договориться с Гаагским арбитражным судом Россия не может. Это старейший международный орган, основанный еще в 1899 году. И так же, как и международный суд ООН, он находится во Дворце мира, который был построен еще в 1913 году.

Престиж и репутация гаагского суда – безупречны. И никакие деньги, даже самые астрономические, изменить этого не могут. Решение будет таким, каким должно быть, какие бы политические последствия после этого не последовали. А они, безусловно, будут, если ЮКОС не договорится с ответчиком – российским руководством о мировой.

Леонид Канфер, "От шабата до шабата" [an error occurred while processing this directive]